<< на главную
<< назад

Япония не успела применить против СССР бактериологическое оружие. К 65-ой годовщине окончания Второй мировой войны

Цитадель Сатаны


Квантунская армия первой в истории войн применила бактериологическое оружие. В конце 30-годов в Маньчжурии были сформированы две крупные части особой секретности, получившие наименования «отряд 100» и «отряд 731».
Первый занимался исследованиями болезнетворных микроорганизмов, предназначенных для заражения домашнего скота. Второй отряд под командованием генерала медицинской службы Сиро Исии — самый крупный и самый жестокий — осуществлял массовое производство бактериологического оружия и проводил практические опыты на живых людях.

Зона высшей секретности

«Пансионат «Береза» — так поэтично на русский манер называлось большое трехэтажное здание из красного кирпича на Гиринской улице в центральном районе Харбина. Это и был секретный пункт связи «отряд 731» с внешним миром. Здание было построено в виде буквы «П». Прежде чем выйти в город, служащие отряда на автобусах или грузовиках приезжали в «пансионат». Переодевшись в гражданское, они выходили из ворот внутреннего двора и смешивались с толпой на городских улицах. По возвращении в отряд все это проделывалось в обратном порядке.

Сама «фабрика смерти» находилась в двадцати километрах южнее города Харбина. Сегодня там находится Музей скорби. Там побывала наш фотокор Лера Аникина и запечатлела то, что осталось от казематов, где японские фашисты замучили сотни тысяч людей.

Кроме этого, отряд имел 4 филиала, расположенных вдоль советско-китайской границы, и один полигон для испытаний. Филиалы дислоцировались в Хайларе, Линькоу, Муданьцзяне и Суньу, что напротив нашей Константиновки. А испытательный полигон-аэродром находился на станции Аньда.

Все это было скрыто за непроницаемой завесой высшей военной секретности. В «отряде 731» имелась своя истребительная авиация, которой предписывалось «сбивать любой летательный аппарат, даже принадлежащий своей армии, который без разрешения пролетел бы над территорией отряда».

Убивали тихо и безжалостно

Известный японский прозаик Сэйити Моримура много лет изучал документальные материалы, встречался с очевидцами, а потом написал книгу под названием «Кухня дьявола», где обнародовал самые изуверские преступления периода Второй мировой войны. Документальные факты преступлений японской военщины были исследованы и доказаны военным трибуналом на процессе в Хабаровске в 1949 году.

В частности, на полигоне близ станции Аньда проводились многочисленные эксперименты. Их целью было усовершенствовать керамические бомбы с бионачинкой и найти способы повышения «активности» чумных блох. В землю были врыты столбы на расстоянии 5—10 метров. К ним привязывали людей, тела которых полностью защищались одеялами и щитами. На голову подопытным надевали каски.

Если бы подопытные оказались раненными осколками бомб или артиллерийских снарядов и это явилось бы причиной их смерти, весь смысл эксперимента свелся бы к нулю. Необходимо было установить точный коэффициент смертности именно от бактериального заражения. С этой целью и применялась защита. Для определения эффективности бактериологического оружия взрывали бомбы под разными углами к земле и на разной высоте. Это давало возможность получить точные данные о зависимости между точкой взрыва бомбы и районом бактериального заражения.

Привязанных к столбам людей подвергали самым разнообразным экспериментам. На предельно близком расстоянии от подопытных взрывали бомбы со шрапнелью, зараженной возбудителями газовой гангрены. Бесчисленные осколки впивались людям в обнаженные участки тела. Подопытные кричали от нестерпимой боли, в то время как сотрудники отряда хладнокровно обследовали их, пытаясь выяснить, попали бактерии газовой гангрены в цель или нет.

После этого людей возвращали в специальную тюрьму отряда и там тщательно наблюдали за развитием болезни вплоть до наступления смерти.

Помощи им не оказывали никакой.

Ядовитые растения

Кроме опыта над людьми и животными, японские ученые заражали растения. Отряд Исии имел большое поле для сельскохозяйственных работ. Оно занимало более десяти гектаров. Ведала им группа Ягисавы (исследование растений).

А еще в распоряжении биофанатов находилась прекрасная застекленная теплица площадью более 300 квадратных метров. В ней велось опытное возделывание различных сортов пшеницы, ячменя, овса, кукурузы, проса, чумизы — основные сельскохозяйственные культуры Советского Союза и Китая. В ряде

помещений заботливо выращивались пораженные болезнями различные сорта злаков. В теплице культивировались образцы зараженных сельскохозяйственных культур — вот в чем состоял ее секрет.

В частности, здесь тайно занимались исследованием головни, выводили культуру головневых грибов, изучали их свойства и механизм развития заболевания. Головня — болезнь злаков и других высших растений, вызываемая головневыми грибами, которые в период прорастания ячменя, пшеницы, кукурузы, чумизы, овса и т.д. проникают внутрь растения и паразитируют на
нем, лишая его питательных веществ, а в период цветения поражают завязь, образуя в ней черную пыльцу. Заболевание головней поражает злаковое поле на больших пространствах, причем неравномерно, а в период жатвы, естественно, невозможно проверить каждый стебель в отдельности, чтобы удалить заболевшие. Если заражение обширное, то все злаки на поле приходится сжигать, и урожаю таким образом наносится серьезный ущерб.

Основной задачей японцев было выяснение возможности заражения головневыми грибами районов Советского Союза, являющихся житницей злаковых.

Готовили удар по СССР

К 1945 году в Маньчжурии уже были созданы огромные запасы бактерий, способных вызвать массовые эпидемии, а также технические средства доставки их к целям.

В «отряде 731» имелся огромный запас географических карт, собранных для ведения бактериологической войны. Это были не простые карты. На них подробно обозначались тактические объекты заражения бактериями — источники питьевой воды, реки, колодцы… Результаты досконального изучения военных сооружений вдоль советско-маньчжурской границы — на территории Амурской области, Хабаровского края и Приморья — подробно фиксировались на картах.

На протяжении ряда лет на границу СССР направлялись бактериологические группы. Они проводили бактериологические диверсии путем заражения наших пограничных водоемов. А в мае 1945-го Сиро Исии отдал распоряжение: «В течение ближайших двух месяцев необходимо увеличить производство, прежде всего, бактерий чумы и тифа для заражения колодцев и водоемов, холеры и сибирской язвы — для заражения рек и пастбищ».

— В «отряде 731» к этому времени производился штамм возбудителя чумы, в 60 раз превосходящий по вирулентности исходный! Были уже размножены и географические карты наших дальневосточных районов с указанием точных объектов для бактериологического нападения, — рассказал Сергей Орлов. — Бактериологическое оружие планировалось применить в первую очередь в районе Благовещенска, Хабаровска, Уссурийска и Читы.

И. Ворошилова
http://www.ampravda.ru/2010/08/28/027113.html

<< на главную
<< назад